[Lacrimosa]
never ride faster your angel can fly.
Бархатный свет покидает опустевший дом.
И воздух стал совсем другим. Он в тишине стучит о стены.
Рассвет прогонит мысли о былом.
Сотрет с лица привычный грим.
Но ночь придет ему на смену.
ТонкаяКраснаяНить


Аля (2002-11-15 15:17:00) : Наша жизнь принадлежит только нам... И наши ошибки, наши поражения - только то, на что мы обрекаем себя сами. Нет никакого фатума, никакой "судьбы". Есть человек, который чаще всего осознаёт все причинно-следственные связи, и почему-то выбирает всегда самое простое. А если вдуматься... Во всём, буквально во всём только наша вина. Ну в ком, в ком НЕ звенел тоненький звоночек НЕПРАВИЛЬНОГО решения при выборе вариантов его? Но мы всегда думаем - ничего, авось пронесёт... Иногда на каком-то этапе действительно проносит...
Так почему мы выбираем неправильное решение? Потому что хотим казаться социально/модно удобоваримыми... Сознательно или несознательно, мы имеем ориентир на то, как именно наши поступки будут оценены большинством, забывая о том, что большинство - тоже люди, причём слабые люди, раз они количеством, а не качеством берут...
Нравятся панки. Нормальные, отрицательные панки, которые живут ДЛЯ себя, РАДИ себя, тем самым живя для ЧЕГО-ТО большего... Право, лучше удовлетворять свою собственную индивидуальность в выборе, чем общественную... Хотя и в том, и в другом случае.... В первом - онанизм, во втором - проституция...
Если проводить такие сомнительные аллегории, так что же считать нормальным сексом?


Проводив гостей, Аля и Карина вернулись домой.
Уставшие от праздника дети спали. Даша тоже спала, свернувшись калачиком в углу дивана.
Степан сидел за компом. Его глаза слегка покраснели от усталости.
- Степ, ты всю ночь так сидел? – спросила Карина.
Тот неопределенно покачал головой.
- Знаешь что, иди-ка ты поспи, - решительно заявила она, буквально отталкивая его от монитора. – Иди-иди, мы пока с Алей поработаем.
Парень послушно отошел. Сходил на кухню, вернулся, лег. Отвернулся.
- Чем займемся? – шепнула Карина Але.
- Давай книги сканить, я привезла вчера гору.
Девушка кивнула.
Ближайшие два часа были наполнены мерным гудением сканера.
- Все, достаточно, - наконец решила Аля. – Зрение испортишь. Иди отдохни, я пока на сайт это все закину.
На улице было уже совсем светло. Новорожденное солнце лезло своими лучами сквозь узоры инея на окнах.
Карина подошла к окну, осторожно переступив через спящего Степана, прислонилась к стене и залюбовалась морозной красотой извне.
Вдруг почувствовала теплое прикосновение. Посмотрела вниз: парень во сне уткнулся носом в ее ногу.
Какое-то очень теплое и нежное чувство захлестнуло девушку. Она осторожно опустилась на колени, погладила его по волосам.
Бжжж.
Черт. Вот всегда что-то все испортит.
Карина легко поднялась, на цыпочках вышла из комнаты. Прикрыв за собой дверь, вытащила из кармана мобильный.
- Да, мама, - спокойно ответила. – Хмм. Внезапно... Ну хорошо. Во сколько встречать? Погоди, я запишу. А номер поезда? Хорошо. До встречи.
Нажала отбой, вздохнула. И где она только билет взяла на первое января…
Метель, кажется, впервые за зиму отступила. Карина с наслаждением вдыхала морозный воздух, облокотившись на вокзальный столб.
Поезд медленно сбрасывал скорость. Девушка уже видела лицо матери в окне. Женщина улыбалась и махала ей.
- Доченька!
Она наконец выбралась из вагона и порывисто обняла Карину. Сумка выпала из ее рук, девушка вырвалась и подхватила ее.
- Привет, мамуль, - ответила она. – Идем, не мерзни. Отец Георгий ждет нас, он на машине.
Отец учтиво поздоровался с женщиной, загрузил ее вещи в багажник. Карина села на заднее сидение рядом с матерью.
- Я тебе теплую одежду привезла, - не умолкала Элина. – Шарфик новый связала, что ж ты так легко одета…
- Мам, я не в глухомани живу, - чуть раздраженно перебила Карина. – Ты нитки привезла?
Мать кивнула.
- И нитки, и иглы, и дезинфицирующего раствора целую бутылку, и даже медицинский справочник. Мне Игорь все дал.
- Отлично.
- Куда едем-то? – спросил, не оборачиваясь, Георгий.
- Сначала на квартиру, пусть мама убедится, что я живу в нормальных условиях, - решила девушка. – А потом к вам, если вы не против.
- Хорошо.

- Только тихо, мамуль, там дети спят.
Карина и Элина поднимались по лестнице. Сумка с вещами матери остались в машине, другую же – для дочки – она взяла с собой; Георгий ждал внизу.
- Хорошо, хорошо, - закивала мать. Карина бесшумно открыла дверь, пропустила женщину вперед. Помогла ей раздеться.
Из комнаты вышла Аля. Не говоря ни слова, присела в реверансе.
- З-здравствуйте, - удивленно поздоровалась Элина.
- Это Аля, моя соседка, - объяснила Карина.
- Сколько вас тут всего живет? – поинтересовалась мать, проходя на кухню.
- Сейчас восемь человек, - увидев пораженное лицо матери, поспешно добавила: - Не беспокойся, мы отлично помещаемся.
Карина поставила чайник, ее мать открыла дверцу холодильника. Просканировала взглядом содержимое: йогурты, соки, фрукты.
- Да, мама, я нормально питаюсь, - подтвердила девушка, ставя перед мамой чашку кофе и усаживаясь рядом.
- Расскажи, как ты тут, - попросила Элина. Карина пожала плечами.
- Живу, работаю.
- Что делаешь?
- Ну, в основном психологическая работа. Успокаиваю детей, удерживаю от рокового шага. Иногда Георгий привозит уже порезанного ребенка – Аля его зашивает, я же оказываюсь рядом с самого момента пробуждения и не отхожу, пока не удостоверюсь, что его психика в норме. До сих пор, - прибавила она с некоторой гордостью, - повторных попыток не было.
- А тебе не опасно с ними общаться? – беспокоилась мать. – Они же все-таки ненормальные.
- Нет, мам, - твердо ответила дочь. – Во-первых, не такие уж они и ненормальные, сорваться может каждый. А во-вторых, у меня абсолютный иммунитет, поверь.
В кухню вошел Антон: волосы взъерошены, футболка помята - явно только что проснулся. Молча сел рядом с Кариной, протянул к ней руки. Девушка тут же обняла его.
- Что, дорогой, опять кошмары снились?
Парнишка мрачно кивнул.
- Расскажи?
Он неуверенно посмотрел на Элину.
- Познакомься, Антош, это моя мама, - поспешно добавила Карина. – Мам, это Антон, один из моих подопечных.
- Здравствуй, - тепло улыбнулась ему женщина. Мальчик кивнул и зарылся лицом в волосы девушки.
- Пойдем, родной, поговорим. Мам, я буквально на десять минут, подождешь?
- Конечно, - кивнула мать. В глазах засветилось какое-то уважение к дочери.

- Кто этот мальчик? Что с ним произошло? Где его родители?
Элина буквально засыпала Карину вопросами, пока они спускались к Георгию.
Девушка вкратце рассказала историю Антона. Мать ужаснулась.
- Господи, и они у тебя все такие?
- Их не так много, но в основном... да. Одна девочка сбежала из дома, где к ней домогался отец; пыталась отравиться, не получилось. Откачали, теперь она живет у нас. И еще мальчик, у которого родители погибли в автокатастрофе. У него нет никого больше, его бы в детдом отдали. Хотел выброситься из окна.
Женщина только горестно охнула.
- Так может, в детском доме ему было бы лучше?
- Ты знаешь, что представляют собой современные российские детские дома? – тут же накинулась Карина. – Нет, мама. Я знаю, ты думаешь – у нас какая-то тюрьма, где мы над детьми опыты проводим. Но это не так, мы лечим их, мы даем им любовь и заботу – то, чего дома они не получали или больше не смогут получать.
Уже перед дверью подъезда Элина вдруг притормозила дочь рукой.
- Погоди, - попросила она. – Последний вопрос, хорошо?
- Давай, - согласилась девушка.
- Карин, только не накидывайся сразу. Подумай, пожалуйста. Я могу завтра же забрать тебя домой. Из института тебя не исключили, я добилась академического отпуска. Никто не знает, где ты была. Еще не поздно вернуться без потерь.
Карина вздохнула. Сделала вид, что обдумывает, затем сказала, уверенно глядя матери в глаза.
- Мам, ты воспитала меня очень ответственным человеком, за что я сейчас действительно очень тебе благодарна. Именно поэтому я ни в коем случае не могу бросить порученную мне миссию спасения. Особенно сейчас, когда я вижу первые результаты своего труда. Ты и сама могла их оценить – эти дети доверяют мне.
Мать кивнула. Ей изначально не нравился выбор дочки, но она уважала его. Не могла понять, но принимала. Так воспитывала сама. Тем более что и мысли не допускала, что священник может навредить.
А идея казалась действительно благородной: удерживать людей на самом краю. Хотя, конечно, хотелось, чтобы дочь общалась с нормальными, здоровыми людьми, а не с суицидниками…
Нет, одернула Элина себя в очередной раз. Карина взрослеет, становится самостоятельной. Я не стану ей мешать.
- Ты пиши домой хотя бы, - попросила она, берясь за ручку двери. – Я электронный адрес завела.
Дочь кивнула, воодушевленная тем, что мама не стала истерить и упираться.
- Каждый день, - пообещала она.

Мы верили пустым словам,
Нам обещали чудеса,
И ливнями нас моют и смеются
Такие добрые, святые небеса.
Lumen


Александр (2003-08-12 00:46:00) : Я понял, что мне нужно.
Мне нужны смерть и разрушения.
Ядерная зима и остывающая планета.
Взрыв солнца и гибель вселенной.
Вспышки сверхновых, гибель жалких богов.

И я очень часто выхожу на балкон, посмотрю сверху на дерева раскидистые, детишек визгливых, взрослых чопорных, посмотрю-посмотрю, да и представлю с приятным трепетом в груди, как начинает расти на горизонте ядерный гриб...

Аля (2002-11-16 17:47:00) : "Этому миру не нужно ничего..."
Когда-то этот тезис казался мне неверным. То есть я как бы умом-то понимала, что - да, вероятно, так оно и есть, но втайне надеялась, что этому миру нужно многое, только нужно давать так, чтобы можно было взять. К сожалению, это оказалось заблуждением, которое сейчас весьма болезненно подтверждается на практике.
Совет всем: не тратьте лишних усилий! Не давайте... Это вовсе не будет означать, что вы прижимисты, нет. Это будет разумной экономией ваших сил, душевной энергии. Люди нуждаются в том, чтобы их держали в чёрном теле, и любой руководитель (даже среднего звена) может это подтвердить. "Человеческий" язык с человеками не прокатит. Потому что рано или поздно встаёт вопрос: "Мне вчера дали свободу - что я с ней делать буду?" Не умеют пользоваться свободой. А отсюда и - "этому миру не нужно ничего"...
Но бог мой, до чего же занудно искусство манипуляции!
Вообще безумно скучно, как выясняется, общаться с людьми...
Мне положительно нужно что-то такое, что я не могла бы просчитать. Но где это найти? Может быть, заняться чем-нибудь абсурдно-нелепым? Может быть та вещь, которая никому не нужна, имеет реальную самостоятельность, непристёгнутость, непросчитываемость?
Мда, тебе, подруга, лечиться надо... Секс с собаками не пробовала? Уж так непросчитываемо... Всегда есть риск быть укушенной...
Ложь и лень - вот два греха нашего мира. Ненавижу ложь и лень.
Ненавижу ещё изощрённость, с которой ложь и лень притворяются всем, чем угодно - в угоду самим себе.
"...Яду мне, яду!"

Даша (2003-12-10 03:33:00) : Холодно мне. Уже неделю.
Везде - дома, в метро, на улице, под тремя куртками, у кого-то в руках, с чаем, с коньяком. Всё равно, всё одинаково.
Холодно.
Спасает забраться в ванну с толстой книжкой и тёмной шоколадкой, и долго-долго сидеть так.
Но потом же всё равно выходить...

Карина (2003-06-09 19:19:00) :
Все мы - лишь мгновенье во времени,
Блик в окне,
Сновиденье слепого,
Виденье умирающего разума,
Я надеюсь, ты этого не понимаешь...
Даша (2003-06-10 03:22) : Мы - нежеланные дети Бога, помнишь?
Карина (2003-06-11 08:55) : Да, да, помню, мы танцующее и поющее дерьмо мира:)

Степан (2003-01-09 16:17:00) : Сохранить жизнь любыми средствами - это задача животновода по отношению к скоту, но никак не человека по отношению к человеку.
Карина (2003-01-10 05:45): Степ, давай-ка прекращай страдать всякой фигней... Лучше сайт делай.
Степан (2003-01-10 06:04) : Хорошо.


 
запись создана: 20.01.2011 в 11:16

@темы: mySuicide