[Lacrimosa]
never ride faster your angel can fly.
Нам жаль, что вы теперь с нами.
mySuicide


Клик. Клик-клик.
На часах 2.28. За окном поздняя ночь - или раннее утро, кому как больше.
Степан сидит за компом, подперев подбородок ладонью, свечение от монитора отражается на стеклах его очков.
Клик-клик.
Запустив скачивание, откинулся на спинку стула. Потянулся, хрустнул пальцами, сцепив жилистые руки за головой. Расслабился, шумно выдохнув.
Кошка бесшумно потерлась о его ногу. Парень опустил на нее глаза.
- Мэнси, - ласково позвал он. Два янтарных глаза с надеждой посмотрели на него.
- Снова забыл тебя покормить?
Кошка негромко и возмущенно мяукнула, обнажив клыки.
- Прости. Сейчас пойдем.
Степан зашарил ногой по полу в поисках тапочек.
Тишину, царящую в его одинокой квартире, пронзила трель телефона. Парень вздрогнул и потянулся к трубке.
- Алло?
Узнав голос, вдруг посерьезнел. Нашел рукой ручку и блокнот на столе.
- Доброй ночи, отец Георгий. Нет, что вы, не сплю. Конечно, говорите.
Мэнси сидела чуть поодаль и наблюдала за хозяином. Сначала тот просто сидел в напряженной позе и слушал, посасывая ручку. Затем его глаза остекленели, он уронил руку на стол, но не произнес ни слова.
- Д-да, - наконец откликнулся Степан. - Я понял. Нет, в принципе не имею ничего против, но... Как вы себе это представляете? У меня двухкомнатная квартира, а... Ну... Нет, я не возражаю, что вы... Да.
В голосе зазвучала некоторая обреченность.
- Когда..? Через неделю? Хорошо, я все устрою. Да, записываю.
Рука забегала по разлинованному листу.
- Все понял, все записал. Нет, все в порядке. Да, над сайтом работаю. Скоро можно будет ломать. Хорошо. Всего доброго.
Степан положил трубку на базу и замер. Огоньки кошачьих глаз все еще неотступно следили за ним.
Парень выдохнул и запустил пальцы правой руки в волосы.
- Мда, - сказал он, толком ни к кому не обращаясь. - Дела.
- Мяу? - осведомилась кошка. Он вздрогнул и обернулся.
- Я совсем про тебя забыл, крошка, - признался он, порывисто вставая. - Идем.
Мэнси отвела нерадивого хозяина на кухню и проследила, чтобы он аккуратно наполнил ее миску.
Пока она ела, Степан стоял рядом, опершись на стол, думал о чем-то. Фонарь подмигивал кому-то за его спиной.
Наконец кошка выпрямила лапы и сыто потянулась. Неторопливо подошла к хозяину и села возле него, облизываясь.
Он снова посмотрел на кошку.
- Похоже, придется тебе переехать к матери, малыш.

Алина (2002-05-29 16:21:00) : Очень хочется ринуться в пропасть, потому что постоянно бежать по лезвию бритвы невыносимо больно, а взлететь куда-то совсем высоко пока не получается.

Конец мая.
Поздняя весна. Или начало лета. Кому как ближе.
Близится время закрытия московского метрополитена. Переходы уже закупорены, они где-то далеко-далеко.
Поздний вечер. Или ранняя ночь?
Станция Проспект Вернадского, сообщает мне сонный женский голос.
Черт, думаю, торопливо засовывая книгу в сумку.
Проехала все-таки.
Выхожу из вагона и направляюсь к соседнему пути. Заглядываю в глотку туннеля - он дышет темнотой мне в лицо. Посапывает.
- Девушка! - слышу. Оборачиваюсь, вижу дежурную по станции. Машет мне из кабинки.
Все, говорит. Проспали вы свое счастье. Поездов больше нет, и если вы тут задержитесь, ночевать тоже придется на станции.
Вздыхаю и послушно движусь в направлении выхода.
Что ж, отвечаю, прогуляюсь. Ночь теплая.
А я ведь, говорю, представляете, зачиталась. И ладно бы хорошей книгой, так фигней какой-то по программированию, хотите покажу?
Лезу в сумку, она жестом останавливает меня. Улыбается тепло и сонно, как это раннее утро на часах.
Ну ладно. Но книга идиотская, и я не представляю, как ей можно было зачитаться.
Мехмат, что поделаешь, пожимаю плечами. Дежурная провожает меня к лестнице, понимающе кивает. Желает удачи на прощание.
Выхожу на проспект, вдыхаю вкусный ночной воздух, слегка отдающий горькой сиренью. Как-то просыпаюсь сразу.
Асфальт будто проминается под кедами, как матрас. Идти легко и приятно.
По проспекту проносится машина. Рев двигателя затихает вдали. Медленно, с лязгом проползает сонный троллейбус.
Подхожу к перекрестку. Светофор подмигивает мне.
Что, родной, и тебе не спится?
А как же, отвечает. Завтра выходной, завтра высплюсь.
Тоже верно.
Вижу впереди родное гз мгу. Закуриваю и иду вперед, выдыхая дым в заревное небо. Зареванное такое небо с покрасневшими щеками. Ну что ты плачешь, спрашиваю. Ведь все в порядке.
Фонтан света из перерубленной артерии расползается и стекает по стене храма науки, мать его. Вокруг мерцают фонари, утопая в деревьях.
Спокойно так, что хочется орать.
В наушниках, оказывается, жужжит голос Летова. Как-то я сегодня запоздало обращаю внимание на звуки.
Все идет по плану, успокаивает Егор.
Да? - переспрашиваю.
Конечно.
Хорошо. Завтра выходной.
И вообще не надо будет умирать, подсказывает.
Затягиваюсь и останавливаюсь посреди пустой аллеи. Из куста с трепетом вспархивает крохотная птичка.
Тоже, видимо, не выдержала этой убийственной тишины.
Но хорошо же.
И грустно немного. Почему-то.
Все дело в том, что каждый человек придумывает себе кого-то, кто для него якобы существует.
Но делает он только для того, чтоб самому себе доказать, что он существует. Иными словами
... а, к черту эту философию в два часа ночи-то.
Ведь, если так прикинуть, думаю, снова набирая скорость из жалости к общажному сторожу. Все же правда круто.
Меня все любят и я всем нужна. И сессия сдается потихоньку.
Но что-то все-таки не так. Черт знает, что.
Когда чувствуешь, что что-то не так, но не можешь понять, что именно, это самое отсратительное.
Как-то странно и немного грустно.
Вот и общага, дом родной. Ныряю внутрь. Сторож храпит и всем своим видом показывает, на чем он вертел мой пропуск.
Пожимаю плечами, поднимаюсь на 17й этаж. Клацаю ключом в замке.
Соседка спит, отвернувшись к спинке своего дивана. Только затылок с взъерошенными русыми волосами здоровается со мной.
Раздеваюсь и ныряю под одеяло.
Все-таки жаль, что нет места, где я хоть на чуть-чуть смогу остаться в полном одиночестве. Иногда это просто необходимо.
запись создана: 14.01.2011 в 20:51

@темы: mySuicide